Вы здесь

«На пороге вечности»

Долгие часы, проведенные на морозном воздухе во время восстания на Сенатской площади, ухудшили состояние здоровья Н.М. Карамзина, и через несколько месяцев он слег. Врачи рекомендовали Н.М. Карамзину смену климата, и в марте 1826 г., узнав об открывающейся вакансии дипломатического представителя во Флоренции, он обратился к императору Николаю I с просьбой о назначении на эту должность.

Через две недели историк получил ответ – «Хотя место во Флоренции еще не вакантно, но Российскому Историографу не нужно подобного предлога, дабы иметь способ там жить свободно и заниматься своим делом». Николай I распорядился снарядить фрегат для путешествия Н.М. Карамзина в Италию, а на оставшийся до отъезда период предоставил «жилые покои» в Таврическом дворце.

13 мая 1826 г. Н.М. Карамзин получил высочайший рескрипт, подлинник которого экспонируется на выставке. Император назначал историографу пожизненную пенсию в размере 50 тысяч рублей в год, которая, в случае его смерти, переходила к жене и детям. «Если сам не буду пользоваться плодами такой царской беспримерной щедрости, то закрою глаза спокойно; судьба моего семейства решена наисчастливейшим образом», писал Николай Михайлович в своем последнем письме к императору. Через несколько дней выдающегося историка не стало.