Вы здесь

Ключевые слова: духовное завещание
География: Москва

Духовное завещание князя А.И. Вяземского.

19 апреля 1807 г.
Центральный государственный архив города Москвы
Ф. 49. Оп. 3. Д. 768. Л. 2–3 об.
Копия.

19 апреля 1807 г.

Во ИМЯ ОТЦА И СЫНА И СВЯТАГО ДУХА. АМИНЬ.

Я, нижеподписавшейся, действителный тайный советник и кавалер князь Андрей княж Иванов сын Вяземской, будучи в здравом уме и совершенной памяти, делаю сие духовное мое завещание при подписующихся под ним Свидетелях: Его Высокопревосходительстве Адмирале и разных орденов ковалере Николае Семеновиче Мордвинове и тайном Советнике Сенаторе Камергере и кавалере Князе Якове Ивановиче Лобанове-Ростовском С тем, что б оное на основании Жалованного Российскому дворянству Грамоты 1785 года апреля 21-го Статьи 22-й и указа 1731 марта 17 неотьемлющего у родителей права завещаниями чинить между детми Своими раздел, восприяв по смерти моей действителную силу, приведено было к непременному исполнению.

Состоит За мной недвижимое имение, во-первых, доставшееся мне по наследству от покойного родителя действителного тайного Советника и кавалера князя Ивана Андреевича Костромской Губернии Костромского, Кенишемского и Плеского уездов в селе Красном С деревнями Девятьсот Семь и Тулской Губернии Веневского уезда в сельце Матовее Сто пять душ, во-вторых, по наследству ж мне дошедшее после покойной моей родительницы княгини Марьи Сергеевны Тверской Губернии Калязинского уезда в селе Спасском с деревнями тысяча двести четыре души, в-третьих, Всемилостивейше пожалованныя мне блаженной и вечной Славы достойной памяти Государем Императором Павлом 1-м Нижегородской Губернии Арзамаской и Ардатовской округи в селе Макателем С деревнями восемсот душ и, наконец, Московской Губернии Подольского уезда в селе Астафьеве Сто шездесят две да Бронницкого уезда в Житневе восемь душ, дошедшие в мое владение по купчим от порутчика Федора Иванова сына Журавлева, всего же недвижимого имения в вышеизясненных Губерниях и уездах, как наследственного, так и благоприобретенного Состоит За мной три тысячи Сто восемдесят шесть мужеска пола душ, коими распорядится разсудил я за благо следующим образом,

1-е Сыну моему, князю Петру Вяземскому, в неразделимую ни с кем Собственность оставляю я доставшееся мне после покойного родителя моего в двух Губерниях имение, а именно: Костромской Губернии Костромского, Кенишемского и Плеского уездов в селе Красном С деревнями девятьсот Семь, да Тулской Губернии Веневского уезда в селе Матове сто пять мужеска пола душ, из благоприобретенного мною ему ж отдаю Московского уезда в селе Астафьеве Сто Шездесят Две и в селе Житневе мужеска ж пола душ со всем во всех вышеописанных Селах и деревнях имуществом их, с женами и детми их и со всем имеющимся строением и заведениями, С принадлежащими к тем Селениям землями пахотными и непахотными, С лесами и прочими Угодьи без наималейшего изъятия, сверх того московский дом мой с Садом и со всем к нему принадлежащим и в нем имеющимся, состоящий Тверской части пятого квартала под № 490-м, также утверждаю я в единственном владении его ж, сына моего князя Петра Вяземского. 2-е дочери моей, княжне Катерине Вяземской, в неотъемлемое, как Ей, так и наследникам Ея владение, Утверждаю я доставшееся мне от покойной моей матери и ея бабки недвижимое имение Тверской Губернии Калязинского уезда в селе Спаском с деревнями тысяча двести четыре мужеска пола душ с их женами, детми и со всем их имуществом, так же со всеми к сему оному и деревням там принадлежащим и землями, лесами и всякими угодьями,

Словом, не выключая из того имения ничего;

3-е Супруге надворного Советника Катерине Андреевне Карамзиной, от самой юности живущей в доме моем и во все времяна дружбу и любовь Ко всему Нашему Семейству доказывавшей начално привязанностию к покойной жене моей, а по смерти Ея к детям нашим в малоледстве оставшимся, ныне же безотлучно при мне пребывающей и в неизменном попечении о моем Спокойствии в нежной и неутомимой Заботливости о моем в болезненных припадках облегчении, детям моим неуступающей, в знак моей признателности и сердечной к ней любви по праву, благородному дворянству Высочайшею Грамотою Утвержденному, отдаю я в точное неотъемлемое и потомственное владение Всемилостивейше пожалованныя мне Нижегородской губернии Арзамаской и Ардатовской округи в селе Макателем С деревнями восемьсот мужеска пола душ С их женами и детми и со всем их имуществом, С пахотною и непахотною землею, с лесами, сенными покосами и прочими угодьи, одним словом, все без изъятия оное нижегородское мое имение дарю я вышеописанной госпоже надворной Советнице Катерине Андреевне Карамзиной, оценяя имение мое по совести в восемдесят ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ, с каковой суммы и следует при объявлении сей духовной узаконенныя с подаренного имения пошлины взнести в казну, находившиеся же у ней, Госпожи Карамзиной, заемное от меня в пятидесяти тысячах рублях писмо сим даром быв с избытком удовлетворена возвратила она мне его к уничтожению.

Я уверен, что дети мои по благомыслию своему, по известной мне их преданности и по любви к самой Госпоже Карамзиной, не толко что с удоволствием узнают о сем моем в ея ползу распоряжении, но и в будущее время непрестанут Соблюдать к ней того Уважения и любви, которыя поселены в них вместе с первыми чувствами их младенчества. Паче же от всего моего Сердца желаю и побуждаем родительскою любовию и нежным о дочери своей Сердоболием прошу ее прилежнейше, чтоб она с Сим моим и ея Истинным другом до замужества жила в одном доме Неразлучно И руководствовалась Ея Советам, как бы советами матери.

4-е Долга, Сколко оных после меня останется, как по закладным в казенных местах, так и по заемным писмам или щетам, мною подписанным, и по каким бы то ни было от меня данным обязателствам, Завещаю я поделить на число душ, За мною Состоящих, За исключением токмо назначаемых в удел сыну моему в селах Астафьеве и Житневе Сто Семьдесят душ, кой оставить от долгов Свободными, на остающияся Затем три тысячи шеснатцать душ разложить весь вообще всякого рода долг, Сколко оного причтется по равной на каждую душу сумме, поелику же как в Государственном банке, так и в Императорском воспитателном доме Заложенными Состоят тверския и нижегородския деревни дочери моей и Катерине Андреевне Карамзиной определяемыя, Костромское же имение, доставшееся сыну моему, от сих Залогов Свободно, то и надлежит употребить из него, Сколко куда по расчету Следовать будет На представление в залог потребного числа душ вместо излишне Заложенных тверских и нижегородских.

5-е Исполнителями Сего моего Завещания и опекунами к имению детей моих до их совершеннолетия, дочери же до замужества избираю я двоюродного брата моего действителного Статского Советника и ковалера князь Андрея Петровича Оболенского и тайного Советника Сенатора и ковалера Юрия Александровича Нелединского Мелецкого по особой моей к ним доверенности и прося Их Усердно принять на себя Труд Сей, надеюсь или паче Остаюсь Уверенным, что они по дружбе своей ко мне Сего доказателства оной мне дать не отрекутся.

6-е в твердой также надежде на дружбу и снисходительность Николая Михайловича Карамзина и что он в полной мере Уважит Сим изъявлением моей к нему доверенности, основанной на достоверной известности о его просвещении, честности и благонравии, передаю Ему драгоценнейшее для Сердца моего право вместо меня пещись о воспитании Сына моего, руководствовать к благоприобретению нужных для него показании и до совершенного возраста Его быть Ему во всех Случаях Наставником и путеводителем. Заклинаю при том сына моего родителскою моею властию, чтоб он ему был Столко же послушен, как бы и мне Самому. Москва, 1807 года апреля 19 дня. К подлинному духовному Завещанию рука приложена тако: князь Андрей Вяземской. Во свидетелстве подписались адмирал и разных орденов Ковалер Николай Семенов сын Мордвинов, Тайный Советник, Сенатор, Камергер и ковалер князь Яков княж Иванов сын Лобанов Ростовской. Сие духовное Завещание писал по воле Завещателя Губернский Секретарь Алексей Никитин сын Красовской.